Игорь Скибицкий

Игорь Скибицкий. Никто не любит Бегемота

"Никто не любит Бегемота"

(Остросюжетный детектив)

Молодой ученый, всю жизнь посвятивший науке, не находит взаимопонимания. Терзаемый совестью, он решает изменить свою судьбу и берет имя другого человека. После этого его жизнь резко изменяется. Он попадает в безжалостный мир криминала, где главным девизом является выживание. Сможет ли победить этот безжалостный мир главный герой, станет известно после того, как Вы перевернете последнюю страницу романа.

 

Цена - 100 руб.

КУПИТЬ

 

Отрывок из книги

- Слава богу! - Татьяна поцеловала меня в губы и положила свою очаровательную головку на грудь. - Проведи меня до дороги, а то на этих каблуках у меня, с непривычки, подгибаются ноги. Там я сяду на такси. Это не займет у тебя много времени.

- Ты что, ждешь приема? - она вопросительно посмотрела на меня. - Но это не надолго. Успеешь. Чтобы туда попасть, надо долго ждать. Ты же сам знаешь.

- Воля женщины для меня закон, - ответил я и подставил руку. Татьяна навалилась на мое плечо всей тяжестью своего тела, и мы вышли на улицу.

Была середина апреля. В воздухе чувствовалось дыхание весны. Снег почти растаял. Днем выглядывало солнце и на асфальте появлялись ручьи. Вечером ручьи замерзали, и ходить было скользко. Весна вселяла радость и надежду. Правда, непонятно на что. В такое время хотелось дышать полной грудью и петь. Но, у меня, к сожалению, не было слуха.

За рабочей суетой я не успел заметить, что день уже близится к концу. Смеркалось. Мы с Татьяной вышли на пустынную дорогу с обратной стороны института. Эта дорога была короткой, но по ней обычно никто не ходил, потому, что она плохо освещалась.

Из-за поворота появилось три парня. Примерно моего роста. Они были одеты в одинаковые кожаные куртки и коротко подстрижены. У одного из них в руке была открытая бутылка пива, к которой он часто прикладывался.

При виде их у меня внутри все почему-то сжалось. Парни, вроде бы случайно, перегородили нам дорогу.

- Разрешите пройти! - обратился я к ним.

- Может, выпьешь? - ответил мне один из них, протягивая начатую бутылку пива. Другой протянул руку и начал гладить Татьяну за шею. Она крепко сжала мое плечо и сделала шаг назад. Но за спиной уже стоял третий.

- Так может, выпьешь?

-Я не пью! И перестаньте трогать девушку!

- Интеллигент! Брезгует с нами выпить, - раздался голос из-за моей спины.

- Отойди от нее, а не то… - Я не успел договорить. На затылок навалилось что-то тяжелое. Перед глазами появились звезды. Я почувствовал еще один удар в живот, после которого трудно было вздохнуть. Потом удар чем-то тяжелым в челюсть и потерял сознание.

Крик Татьяны начал приводить меня в себя. Голова жутко болела. Дышать было трудно. Я с трудом открыл глаза и увидел перед собой асфальт. Собрав силы, перевернулся на спину и увидел, как один из парней сорвал с шеи Татьяны золотую цепочку и протянул руку к ее груди. Она беспомощно кричала.

- Не трогай ее! - прошептал я и получил сильный удар в живот. Дыхание сбилось. Как рыба, выброшенная не берег, я пытался схватить воздух, но ничего не получалось.

- Хорошая телка! - раздался за моей спиной чей-то голос. - Сейчас мы ее разделим на троих.

Татьяна рыдала, приложив ладонь к носу.

- Стой! Еще один! Рыжий, останься с телкой, а мы возьмем этого чудака – раздался голос одного из нападающих. Этот голос мне запомнился на всю жизнь.

Повернув голову, я увидел, как из-за дома появился молодой мужчина в дорогой кожаной куртке. Из под куртки выглядывала дорогая рубашка темного цвета, не скромно расстегнутая на четыре пуговицы. На груди у молодого человека на золотой цепи, толщиной в палец, блестел, в тусклом свете одинокого фонаря, большой золотой крест

Двое парней направились ему навстречу. Я наблюдал за этим, лежа на боку, пытаясь побороть болевые спазмы в животе.

Один из моих обидчиков что-то сказал и протянул к молодому человеку руку, но, неожиданно резко наклонившись вперед, начал оседать на асфальт. Другой получил сильный удар ногой в пах, застонал и согнулся.

Я увидел блеснувшее в воздухе лезвие ножа, которое по самую рукоятку погрузилось в шею нападающему. Мужчина спокойно вытащил нож из шеи уже мертвого человека и резко повернулся в сторону Татьяны, которую за руку держал Рыжий. Резким движением он метнул нож в его сторону. Расстояние между ними было не большим. Метров пять. Рыжый развернулся, собрался бежать. Но не успел он сделать шага, как острое лезвие вошло ему в основание затылка. Парень поднял руки и плашмя повалился на асфальт.

Молодой человек подошел ко мне. Носком ноги поднял с асфальта мое лицо. Секунду смотрел в глаза. Затем нанес сильный удар носком в грудь. До живота он не достал, поэтому дыхание не сбилось, но возникло жуткое ощущение боли во всем теле. Я посмотрел на небо и понял, что это мои самые последние приятные воспоминания об этом свете. В этот момент все прошлые заботы ушли в сторону и казались мелкими и не значительными, а вся прошедшая жизнь бессмысленной. Я закрыл глаза и ждал.

Неожиданно раздался щелчок. Затем шлепок. На меня что-то брызнуло, и я скорее почувствовал, чем увидел, падающее тело молодого человека.

Сознание и силы медленно возвращались в мое избитое тело. Наконец удалось сделать полноценный вдох. Какое это было счастье. Но счастье длилось не долго. Перевернувшись на живот и опираясь на руки, я попытался встать. Стоять было трудно. Болело все тело. В нескольких шагах от меня, опершись спиной о деревянный забор, стояла Татьяна. Она смотрела в сторону, широко открытыми глазами, прикрывая рот рукой. За исключением сорванной цепочки, на ней, все осталось на прежнем месте. Платье не запачкалось, сумочка висела на плече, и даже макияж не изменился. Она была так же красива. Только волосы на голове слегка растрепались.

- Татьяна, - прошептал я опухшими губами, - с тобой все в порядке?

И тут на меня обрушилась целая буря эмоций.

- Трус! Ничтожество! Свинья! Баба! - это все обо мне. - Ты не достоин ходить рядом с женщиной! Ты тряпка. Я спала с тобой только из жалости. Потому, что ты не заслуживаешь достойной женщины. А то, что ты мне писал, то это ничего по сравнению с тем, что давала тебе я. - С этими словами она ударила меня по разбитой щеке своей маленькой сумочкой, которая оказалась очень тяжелой в данный момент и с гордо поднятой головой быстро пошла в сторону остановки такси. По дороге она вытащила из сумочки помаду и накрасила губы.

Я ощутил во рту вкус крови. Мне стало обидно и стыдно. Хотелось провалиться сквозь землю, или умереть, чтобы не переживать этот позор. На глаза начали наворачиваться слезы, которые удалось остановить усилием воли. Хотелось что-то изменить, все бросить и исчезнуть с этого места, с этой планеты, лучше даже с потерей памяти. И навсегда. Чем я занимался все эти годы и зачем? Потом возникло чувство безразличия.

Посмотрев вокруг, я увидел пустынную дорогу и асфальт, на котором в различных позах лежало четыре человека. Трое моих обидчиков и один условно называемый «Спаситель». Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы заключить, что все они были мертвы. Удары ножом были нанесены профессионально. Каждый из них был смертелен. У «Спасителя», в виске, с правой стороны была видна аккуратная дырочка от пули. С другой стороны голова представляла сплошное кровавое месиво. Киллер разбирался в своем деле. В воздухе чувствовался сладковатый запах крови. Но у меня это не вызывало никаких чувств.

Отбросив благородство, я подошел к покойникам и начал проверять их карманы. У моих обидчиков в сумме оказалось восемьдесят гривен, не считая цепочки Татьяны, которая была зажата в руке Рыжего. Деньги, вместе с цепочкой, я забрал. Потом подошел к Спасителю. Он был приблизительно моего роста. Голова была гладко выбритой. Под рубашкой угадывалась хорошо развитая мускулатура. От него пахло дорогими духами. На безымянном пальце левой руки красовался массивный, очень дорогой перстень с бриллиантом. В кармане у него был бумажник, набитый валютой, права и техпаспорт на автомобиль, вместе с ключами. Четыре паспорта на разные фамилии. Трое, из которых были с пустыми местами для фотографий. Ключи и визитка из гостиницы, на которой было написано: «20 апреля 20.50 ресторан «Национальный», и очень дорогой мобильный телефон.

Чтобы не перекладывать это все в свои дырявые карманы, пришлось снять со Спасителя куртку, и надеть ее на себя. Новая куртка была слегка великовата, но если регулярно обедать, то она очень скоро будет как раз по фигуре. Аккуратно, чтобы не запачкаться кровью, я снял с него золотую цепь, положил ее в карман и надел перстень. Он был как раз моего размера. Удивившись, вытащил из кармана права на автомобиль и присмотрелся на фотографию. Внешне мы с ним были похожи. Тонкие черты лица, высокий лоб, Только глаза у него были холодные, лишенные всяких эмоций. Я посмотрел на его руки. Руки были сильными и грубыми, но не большими. Судя по ним, на теле у Спасителя не было излишней растительности, так же как и у меня. На левом запястье блеснули дорогие часы, которых я, непонятно почему, не заметил. Я посмотрел на циферблат. О, ужас! С момента нашего выхода из института прошло всего двадцать три минуты. А у меня было ощущение, что пролетела, как минимум, половина жизни. И что что-то исчезло, что-то переломилось навсегда. И в старую жизнь я уже не хочу и не вернусь.


Все права защищены. Copyright © 2012. Игорь Скибицкий